Хозяйственная деятельность Каралал: Земледелие

Азизова Пасихат Магомедовна

Наряду со скотоводством, приоритетной областью хозяйственно- экономической деятельности в горских обществах Дагестана в XIX веке оставалось земледелие и сопутствующее ей садоводство. Соответственно, земля, пригодная под земледелие, оставалась приоритетной материальной ценностью для горцев. Относительно земельного дефицита и, соответственно, материального неблагополучия горцев на этой почве высказывались многие русские авторы XIX века. Так, офицер Генерального штаба русской армии на Кавказе Мочульский писал: «Бедность жителей Дагестана вообще, а еще более суровость климата большей части его земель, не обещает сильно производительной почвы. Жалкое положение Дагестанцев во время неурожая 1831 и 1832 годов еще более подтверждает несоразмерность производительной силы того края с численностью его населения, тем больше, что разнообразное положение гористых мест не должно бы подвергать оное повсеместному неурожаю» [5,с.18].
Основными занятиями жителей Каралала, как и у других аварцев, с древнейших времён являлись земледелие и скотоводство с преобладающей ролью одного из этих видов хозяйства в зависимости от природных условий и связанной с этим местной специализацией хозяйства.

Территория Каралала была расположена в основном в горной зоне, где археологически земледелие фиксируется ещё с периода позднего неолита.

В развитии земледелия в предгорной и горной частях существовали свои отдельные особенности. В горной части было развито террасное земледелие, являющееся одним из показателей высокой земледельческой культуры народов Дагестана. Возникновение террас предположительно относится к железному веку, «но подлинный расцвет террасового земледелия приходится на эпоху существования родственных соседствующих посёлков, т.е. на 1 тысячелетие н.э.» [2, c.8].

Террасные поля были небольших размеров и располагались в горах в виде широких ступеней. Они являлись результатам упорной борьбы с природой и гигантского труда многих поколений горцев, показателем огромного усердия и трудолюбия их в области земледелия. Поэтому не удивительно, что террасы дагестанских горцев привлекали внимание и вызывали удивление и восхищение у многих русских и иностранных наблюдателей XVIII-XIX вв.

В условиях постоянного земельного голода в горах развитие террас по восходящей линии происходило вплоть до XIX в., т.е. до окончательного прекращении нашествий кочевников и разорительных походов их, являющихся постоянными препятствием для развития земледелия в плоскостном Дагестане.

Система земледелия в Каралале была паровая. Величина оставляемой под пар земли находилась в прямой зависимости от величины земельной собственности в целом. Поэтому земли под пар в основном могли оставлять те хозяйства, которые имели в собственности достаточное количество земли. Из-за нехватки земли вообще не оставляли её под пар или же применяли занятой пар, т. е. чередование на одном и том же участке различных злаковых культур.

Continue reading

Краткие сведения о союзе вольных обществ нагорного Дагестана –«Каралал»

История каждого народа Дагестана включает пройденные им этапы социально- экономического, политического и культурного развития. Осмысление сегодняшнего и определение перспектив будущего невозможно без объективного изучения и анализа общих черт и особенностей этого развития. Этой необходимостью и определяется интерес к тому или иному этапу истории народа.

Создание подлинной и объективной картины исторического развития Дагестана невозможно без изучения и выявления особенностей и своеобразий в развитии если не всех, то хотя бы наиболее крупных союзов сельских общин. Одним из таких сельских обществ был Каралал. Изучение особенностей развития хозяйства и своеобразия взаимоотношений его с другими аналогичными союзами сельских общин и феодальными владениями Дагестана существенно дополнит и расширит наши представления по истории Дагестана, даст возможность проследить как особенности, так и общие пути развития разных политических структур, будет способствовать более глубокому изучению истории народов Дагестана в целом. Развиваясь в общем русле истории большинства дагестанских обществ, Каралал в то же время имел ряд отличительных особенностей. Эти особенности, связанные с нахождением в специфических геополитических условиях, в своеобразной естественно — географической зоне, предопределили и своеобразие пути исторического развития Каралал, и отличную от других общин и владений ступень феодализационного процесса внутри союза.

Морфологическая характеристика диалектов каратинского языка

Халидова Р.Ш.

(ДГПУ, Махачкала)

Бесписьменный каратинский язык относится к андий­ской подгруппе аваро-андо-цезской группы дагестанских языков. Он делится на два диалекта: собственно каратинский и тукитинский. Соб­ственно каратинский диалект сильно дифференцирован, в него входят говоры: анчихский, арчойский, каратинский, маштадинский, нижнеэнхелинский, рацитлинский, рачабалдинский, чабакоринский. Наиболее сильно выделяется анчихский говор.

Каратинцы живут в десяти селах Ахвахского района: Карата, Арчо, Анчих, Рачабалда, Маштада, Чабакоро, Рацитль, Нижнее Энхело, Тукита. В Хасавюртовском районе находится населенный пункт Тукита, в котором живут тукитинцы-переселенцы.

Первые отрывочные сведения по каратинскому языку приводятся в известной работе Р. Эркерта (1895). A.M. Дирр дает лексический и фразовый материал по каратинскому языку (по данным речи селения Карата). Тукитинскому диалекту посвящена статья А.А. Бокарева «На­речие аула Тукита» (1938 г.).

В 1971 г. опубликована монография З.М. Магомедбековой «Кара­тинский язык», в которой дается системный анализ фонетики и морфо­логии языка. В вышедшем 2001 г. в «Каратинско-русском словаре» П.Т. Магомедовой, Р.Ш. Халидовой впервые собран и систематизирован лексику языка. В книге О.Д. Чанаханова «Тукита» (2005) дается историко-географический очерк о тукитинцах, а также словники тукитинского диалекта (Тукитинско-русский словарь и Тукитинско-русский фразеологический словарь). Вопросы фонетики, грамматики и лексики каратинского языка нашли свое отражение в ряде работ исследователей языка: Кураева М.Н. (1995), Пахрудинова P.O. (2004), Халидова Р.Ш. (2006).

Continue reading

Междометия, выражающие болевые ощущения

Пахрудинова Р.О.

Для выражения болевых ощущений в каратинском языке применяются следующие междометия: вай! вав! ой! огь! агь! вуй! ай!а-ла-лай! и другие:
Огь, анлъе бок1ида идаб кусе!

«Ой, как сильно болит рана!».

Вай, диб рек1а х1авда ида!

«Ой, моя рука горит!».

А-ла-лай, диб гъажу!

«Ой-ой-ой, мое плечо!».

Междометия, выражающие болевые ощущения, как правило, употребляются в сочетании с названием того органа, который причиняет боль или дискомфорт, например:

Вай, диб рек1а!

«Ой, моя рука!».

Вай, диб гъажу!

«Ой, мое плечо!» и т.д.

Continue reading

Способы образования деепричастий каратинского языка

Халидова Р.Ш. (Россия, Махачкала)

По утверждению З.М. Магомедбековой деепричастия настоящего и прошедшего времени в каратинском языке образуются посредством аффиксов – да (наст.время) и б-охва (б-ехва) (прош. время), при этом -боха (б-ехва) претерпевает ряд изменений (Магомедбекова З.М., 1971, с.143). Но, исходя из положения, что деепричастием можно считать такую форму, в которой в семантике производного от глагола слова содержится процессиональное значение т.е. ее можно заменить в предложении соответствующим глаголом другим деепричастием или же причастием, отвечающим на вопросы как?, когда?, где? и имеющим один и более формально-грамматических показателей(времени, вида, утверд.//отриц., перех.//непереход. и т.д. Все форманты и образованные с их помощью деепричастия можно квалифицировать по следующим разрядам:

1) деепричастия с формантами временной ориентации: -б-(оха, м-хва),-да, -гил, -а, напр., ден къамер гедада йецIе «готовя еду, я наелась», багIилолIир вокIамхва биъа гьощуб хIал «смотря в лицо, узнал о его состоянии», хъвардайгил ургъе гьов «когда писал он подумал», гьобай гьаъинйа ракIваругьамхва боъа «увидев их, я обрадовался».

2) деепричастия с формантами образа действия: -рихъ, -кье: берихъ «как взял», биfēрихъ «как понял», басанлъакье «чтоб рассказать», óанлъакье «чтоб позвать». Основным значением у деепричастия с формантом –кье является значение намерения: инквалъакье «намереваясь поесть», гагьакье «намереваясь что-либо сделать». Словообразовательной основой выступает инфинитивная форма.

3) значение причинности и уверенности говорящего в чем-то выражает деепричастие с формантом –гил: бохъасгил «так как отберет», биъвасгил «так как поломает», вушанхъагил «так как работал».

4) деепричастие с формантом -гури, которое имеет значение места: бисамгури «там,где нашел», инквабгури «там, где поел».

В качестве деепричастий прошедшего времени могут быть использованы формы глаголов прошедшего времени: хабар басан «рассказал»,-басанбикIва-басамхва бикIва (букв.рассказав было), гегъе – гегьебхва//гегье – гегье бешда «сделав». Каждый формант деепричастия имеет определенное значение: деепричастие с формантом –ла обозначает процесс только в прошедшем времени; вохьула «как только пришел», инкула «как только поем», бисинйа «как только нашел»( формант -йа наращивается,если деепричастие образовано от назализованной основы глагола: бисин-бисинйа,эртин-эртинйа «как только улетит»; деепричастие с формантом –рихъ (-ихъ)имеет значение сопоставления, а также выражает временную ориентацию: бехьварихъ «как пришло», бисанихъ «как нашли», хъварерихъ «так, как написано»; с помощью форманта –сабалъе, основным значением которого является обусловленность, деепричастие образуется от инфинитива: бокъалъа сабалъе «чтоб отрезать», рухIе-хIале бāлъа сабалъе «чтоб сил набраться» и т.д.

Отрицательная форма деепричастия образуется от соответствующей отрицательной формы глагола и формантов деепричастий: -да, -гил, -б(ехва) и др.; бисанчIеда «не найдя», гегьечIеда «не делая», соречIебхва «не сворачиваясь».

К вопросу о суффиксальном словообразовании глаголов в бесписьменных языках (каратинском и чамалинском) // To the Problem of Suffix Word Formation in Non-Written Languages (Karata and Chamali languages)

З .   А л и е в а,  Р .   Х а л и д о в а  (Махачкала)

В  специальной  литературе  на  монографическом  уровне  вопросы   глагольного  словообразования  в  чамалинском  и  каратинском  языках  не   освещались.  Данному вопросу  А.  А.  Бокарев  [1949]  в  монографии   посвятил всего лишь один параграф – “Глаголы становления”. Этому же   суффиксу (-лъ-) посвящена статья П. Т. Магомедовой [1980], где дается   подробное описание образования непереходных глаголов, их становления   с  помощью  суффикса  -лъ-  от  основ  имен  прилагательных (реже   существительных  и  наречий).  В  кратком  грамматическом  очерке   чамалинского  языка  П.  Т.  Магомедова  [1999,  433;  2000,  479]  выделяет   словообразовательные суффиксы глаголов: -лъ, -к, -гь, -с‚, -къ, -т, -тI, -х.    Образование  глаголов  при  помощи  суффиксов  –  способ  наиболее   древний  и довольно  распространенный  в  чамалинском  и  каратинском   языках. Глаголы образуются от основ субстантивов, адъективов, наречий и   других частей речи, а также на базе звукоподражательных и звукосимво-  лических слов.    Префиксация и префиксальное словообразование для чамалинского   и каратинского языков, как и для остальных языков андо-цезской группы,   не

Continue reading

Непространственные употребления пространственных падежей в каратинском языке

Жереми Паскеро 

Непространственные употребления пространственных падежей в каратинском языке

(Лионский Университет, Франция)

 0. Введение

 Настоящий доклад является частью исследования употреблений пространственных падежей (Pasquereau: 2010) в каратинском языке (андийский). Здесь мы обращаем внимание на непространственные употребления, т.е. метафорические и грамматические. Следует уточнить, что временные употребления не приняты во внимание в силу того, что либо метафора легко выводится, либо лексикализация не допускает такого вывода. В соответствии с решениями, принятыми в (Pasquereau : 2010), термин «конфигурация»  определяет значения, выражаемые разными сериями протранственныx падежей, т.е. отношение между ориентиром и объектом. Сокращение «CGF» обозначает соответствующие показатели. Хотя каждая серия обычно названа и обращена согласно своего исходного (реконструированного) значения (КОНТ, ИНТЕР, СУБ, …), здесь предпочтительны более нейтральные названия. Мы показали, что одна серия обычно использована для кодирования разных конфигураций: например CFG5 –хъ- обозначает пространственные конфигурации, которые в ( Тестелец: 1980) относятся к категориям, описанным следующими сокращениями : ДИС, АПУД, ПОС1, ПОС2 и ПОСТ.

В целом каратинский язык имеет восемь показателей конфигурации и три пространственных падежа. Оба типа показателя свободно сочетаются хотя есть и несколько ограничений: у CFG1 и CFG5 нет формы аллатива, у CFG4 нет ни локатива, ни эллатива.

Continue reading

Глава 5 ОБ УВЕЧЬЯХ

1. За отрубление всей кисти руки с лишением возможности действовать рукою, т.е. рука высохнет или онемеет, виновный платит пострадавшему 150 руб.

2. За отнятие или увечье большого пальца платится — 50 руб., указательного — 40 руб., среднего — 30 руб., безымянного — 20 руб., мизинца — 10 руб.

3. За увечье ноги, если нога потеряет способность действия, взыскивается в пользу пострадавшего 150 руб., за увечье или отнятие большого пальца ноги платится 5 руб., другого — 4 руб. и т.д., уменьшая до 1 руб. за каждый палец.

4. Если от нанесенных ран пострадавший почувствует недостаток языка или параличное состояние с виновного взыскивается в пользу пострадавшего 50 руб.

5. За отрубление половины носа платится 10 руб
Continue reading

ИЛ1ИБДА МАЦ1И

Баху-Меседу Расулова

Каждый язык имеет диалекты, поэтому общепринятым является литературный язык. Диалектами аварского литературного (боол) языка считают языки всех аварских районов: Гергебльского, Гунибского, Казбековского, Унцукульского, Хунзахского, Чародинского, Шамильского. Каратинцы же, в отличие от них, не называют диалектами каратинского языка, языки соседных, родственных им сел: Арчо, Анчих, Верхнее Инхело, Рацитль, Маштада, Рачабулда, Инхело Ботлихского района, Имерсо Цумадинского района, Сивух Хасавюртовского района и.т.д. Жители названных выше сел и сами каратинцы называют эти языки: арчинский, анчихский, верхнеинхелинский, рацитлинский, инхелинский, маштадинский, рачабулдинский, имерсинский, сивухский. Объединяют все эти языки общее название ИЛ1ИБДА (НИЛЪЕРГО) МАЦ1И. Когда кто-нибудь начинает говорить на русском, ему напоминают удивительный дар Аллаха ИЛ1ИБДА МАЦ1И, и попросят: «илъибдалъил гъой – нилъерго мац1алъ к1алъай – говори на своем».

Continue reading

Глава 4 О ПОРАНЕНИЯХ И УБИЙСТВЕ СКОТИНЫ ЧЕЛОВЕКОМ

Глава 4

О ПОРАНЕНИЯХ И УБИЙСТВЕ СКОТИНЫ ЧЕЛОВЕКОМ

  1. Если убьют чью-либо скотину, то хозяин ее под присягой с 2 лицами определяет стоимость убитой скотины и виновный уплачивает потерпевшему эту стоимость.
  2. Если ранят чью-либо скотину, то хозяин последней имеет право сейчас же передать раненую скотину пора- нителю и взыскать с него стоимость ее или же оставить у себя и лечить, а после лечения взыскать с виновного раз­ницу стоимости до и после поранения.
  3. Если отрубят не по вражде ухо или хвост, то винов­ный платит хозяину ее разницу стоимости до и после от­сечения, но если окажется, что виновный сделал это по вражде, то взыскивается с него вдвое больше. За убий­ство собаки на поводке виновный платит хозяину стоимость ее, за поранение где бы ни было платит 1 руб. Если соба­ка оборвет у кого-либо платье, то хозяин ее платит пост­радавшему убытки.
  4. Если виновный в отсечении хвоста или уха у лоша­ди будет известен, то хозяин или отдает ее через сельс­кий суд поранителю, или же берет себе, в последнем слу­чае с виновного взыскивается разница стоимости до и после поранения, если же виновный неизвестен, а лишь подозревается, то суд разбирает дело, как по воровству.