Морфологическая характеристика диалектов каратинского языка

Халидова Р.Ш.

(ДГПУ, Махачкала)

Бесписьменный каратинский язык относится к андий­ской подгруппе аваро-андо-цезской группы дагестанских языков. Он делится на два диалекта: собственно каратинский и тукитинский. Соб­ственно каратинский диалект сильно дифференцирован, в него входят говоры: анчихский, арчойский, каратинский, маштадинский, нижнеэнхелинский, рацитлинский, рачабалдинский, чабакоринский. Наиболее сильно выделяется анчихский говор.

Каратинцы живут в десяти селах Ахвахского района: Карата, Арчо, Анчих, Рачабалда, Маштада, Чабакоро, Рацитль, Нижнее Энхело, Тукита. В Хасавюртовском районе находится населенный пункт Тукита, в котором живут тукитинцы-переселенцы.

Первые отрывочные сведения по каратинскому языку приводятся в известной работе Р. Эркерта (1895). A.M. Дирр дает лексический и фразовый материал по каратинскому языку (по данным речи селения Карата). Тукитинскому диалекту посвящена статья А.А. Бокарева «На­речие аула Тукита» (1938 г.).

В 1971 г. опубликована монография З.М. Магомедбековой «Кара­тинский язык», в которой дается системный анализ фонетики и морфо­логии языка. В вышедшем 2001 г. в «Каратинско-русском словаре» П.Т. Магомедовой, Р.Ш. Халидовой впервые собран и систематизирован лексику языка. В книге О.Д. Чанаханова «Тукита» (2005) дается историко-географический очерк о тукитинцах, а также словники тукитинского диалекта (Тукитинско-русский словарь и Тукитинско-русский фразеологический словарь). Вопросы фонетики, грамматики и лексики каратинского языка нашли свое отражение в ряде работ исследователей языка: Кураева М.Н. (1995), Пахрудинова P.O. (2004), Халидова Р.Ш. (2006).

Continue reading

Междометия, выражающие болевые ощущения

Пахрудинова Р.О.

Для выражения болевых ощущений в каратинском языке применяются следующие междометия: вай! вав! ой! огь! агь! вуй! ай!а-ла-лай! и другие:
Огь, анлъе бок1ида идаб кусе!

«Ой, как сильно болит рана!».

Вай, диб рек1а х1авда ида!

«Ой, моя рука горит!».

А-ла-лай, диб гъажу!

«Ой-ой-ой, мое плечо!».

Междометия, выражающие болевые ощущения, как правило, употребляются в сочетании с названием того органа, который причиняет боль или дискомфорт, например:

Вай, диб рек1а!

«Ой, моя рука!».

Вай, диб гъажу!

«Ой, мое плечо!» и т.д.

Continue reading

Способы образования деепричастий каратинского языка

Халидова Р.Ш. (Россия, Махачкала)

По утверждению З.М. Магомедбековой деепричастия настоящего и прошедшего времени в каратинском языке образуются посредством аффиксов – да (наст.время) и б-охва (б-ехва) (прош. время), при этом -боха (б-ехва) претерпевает ряд изменений (Магомедбекова З.М., 1971, с.143). Но, исходя из положения, что деепричастием можно считать такую форму, в которой в семантике производного от глагола слова содержится процессиональное значение т.е. ее можно заменить в предложении соответствующим глаголом другим деепричастием или же причастием, отвечающим на вопросы как?, когда?, где? и имеющим один и более формально-грамматических показателей(времени, вида, утверд.//отриц., перех.//непереход. и т.д. Все форманты и образованные с их помощью деепричастия можно квалифицировать по следующим разрядам:

1) деепричастия с формантами временной ориентации: -б-(оха, м-хва),-да, -гил, -а, напр., ден къамер гедада йецIе «готовя еду, я наелась», багIилолIир вокIамхва биъа гьощуб хIал «смотря в лицо, узнал о его состоянии», хъвардайгил ургъе гьов «когда писал он подумал», гьобай гьаъинйа ракIваругьамхва боъа «увидев их, я обрадовался».

2) деепричастия с формантами образа действия: -рихъ, -кье: берихъ «как взял», биfēрихъ «как понял», басанлъакье «чтоб рассказать», óанлъакье «чтоб позвать». Основным значением у деепричастия с формантом –кье является значение намерения: инквалъакье «намереваясь поесть», гагьакье «намереваясь что-либо сделать». Словообразовательной основой выступает инфинитивная форма.

3) значение причинности и уверенности говорящего в чем-то выражает деепричастие с формантом –гил: бохъасгил «так как отберет», биъвасгил «так как поломает», вушанхъагил «так как работал».

4) деепричастие с формантом -гури, которое имеет значение места: бисамгури «там,где нашел», инквабгури «там, где поел».

В качестве деепричастий прошедшего времени могут быть использованы формы глаголов прошедшего времени: хабар басан «рассказал»,-басанбикIва-басамхва бикIва (букв.рассказав было), гегъе – гегьебхва//гегье – гегье бешда «сделав». Каждый формант деепричастия имеет определенное значение: деепричастие с формантом –ла обозначает процесс только в прошедшем времени; вохьула «как только пришел», инкула «как только поем», бисинйа «как только нашел»( формант -йа наращивается,если деепричастие образовано от назализованной основы глагола: бисин-бисинйа,эртин-эртинйа «как только улетит»; деепричастие с формантом –рихъ (-ихъ)имеет значение сопоставления, а также выражает временную ориентацию: бехьварихъ «как пришло», бисанихъ «как нашли», хъварерихъ «так, как написано»; с помощью форманта –сабалъе, основным значением которого является обусловленность, деепричастие образуется от инфинитива: бокъалъа сабалъе «чтоб отрезать», рухIе-хIале бāлъа сабалъе «чтоб сил набраться» и т.д.

Отрицательная форма деепричастия образуется от соответствующей отрицательной формы глагола и формантов деепричастий: -да, -гил, -б(ехва) и др.; бисанчIеда «не найдя», гегьечIеда «не делая», соречIебхва «не сворачиваясь».

К вопросу о суффиксальном словообразовании глаголов в бесписьменных языках (каратинском и чамалинском) // To the Problem of Suffix Word Formation in Non-Written Languages (Karata and Chamali languages)

З .   А л и е в а,  Р .   Х а л и д о в а  (Махачкала)

В  специальной  литературе  на  монографическом  уровне  вопросы   глагольного  словообразования  в  чамалинском  и  каратинском  языках  не   освещались.  Данному вопросу  А.  А.  Бокарев  [1949]  в  монографии   посвятил всего лишь один параграф – “Глаголы становления”. Этому же   суффиксу (-лъ-) посвящена статья П. Т. Магомедовой [1980], где дается   подробное описание образования непереходных глаголов, их становления   с  помощью  суффикса  -лъ-  от  основ  имен  прилагательных (реже   существительных  и  наречий).  В  кратком  грамматическом  очерке   чамалинского  языка  П.  Т.  Магомедова  [1999,  433;  2000,  479]  выделяет   словообразовательные суффиксы глаголов: -лъ, -к, -гь, -с‚, -къ, -т, -тI, -х.    Образование  глаголов  при  помощи  суффиксов  –  способ  наиболее   древний  и довольно  распространенный  в  чамалинском  и  каратинском   языках. Глаголы образуются от основ субстантивов, адъективов, наречий и   других частей речи, а также на базе звукоподражательных и звукосимво-  лических слов.    Префиксация и префиксальное словообразование для чамалинского   и каратинского языков, как и для остальных языков андо-цезской группы,   не

Continue reading

Непространственные употребления пространственных падежей в каратинском языке

Жереми Паскеро 

Непространственные употребления пространственных падежей в каратинском языке

(Лионский Университет, Франция)

 0. Введение

 Настоящий доклад является частью исследования употреблений пространственных падежей (Pasquereau: 2010) в каратинском языке (андийский). Здесь мы обращаем внимание на непространственные употребления, т.е. метафорические и грамматические. Следует уточнить, что временные употребления не приняты во внимание в силу того, что либо метафора легко выводится, либо лексикализация не допускает такого вывода. В соответствии с решениями, принятыми в (Pasquereau : 2010), термин «конфигурация»  определяет значения, выражаемые разными сериями протранственныx падежей, т.е. отношение между ориентиром и объектом. Сокращение «CGF» обозначает соответствующие показатели. Хотя каждая серия обычно названа и обращена согласно своего исходного (реконструированного) значения (КОНТ, ИНТЕР, СУБ, …), здесь предпочтительны более нейтральные названия. Мы показали, что одна серия обычно использована для кодирования разных конфигураций: например CFG5 –хъ- обозначает пространственные конфигурации, которые в ( Тестелец: 1980) относятся к категориям, описанным следующими сокращениями : ДИС, АПУД, ПОС1, ПОС2 и ПОСТ.

В целом каратинский язык имеет восемь показателей конфигурации и три пространственных падежа. Оба типа показателя свободно сочетаются хотя есть и несколько ограничений: у CFG1 и CFG5 нет формы аллатива, у CFG4 нет ни локатива, ни эллатива.

Continue reading

ИЛ1ИБДА МАЦ1И

Баху-Меседу Расулова

Каждый язык имеет диалекты, поэтому общепринятым является литературный язык. Диалектами аварского литературного (боол) языка считают языки всех аварских районов: Гергебльского, Гунибского, Казбековского, Унцукульского, Хунзахского, Чародинского, Шамильского. Каратинцы же, в отличие от них, не называют диалектами каратинского языка, языки соседных, родственных им сел: Арчо, Анчих, Верхнее Инхело, Рацитль, Маштада, Рачабулда, Инхело Ботлихского района, Имерсо Цумадинского района, Сивух Хасавюртовского района и.т.д. Жители названных выше сел и сами каратинцы называют эти языки: арчинский, анчихский, верхнеинхелинский, рацитлинский, инхелинский, маштадинский, рачабулдинский, имерсинский, сивухский. Объединяют все эти языки общее название ИЛ1ИБДА (НИЛЪЕРГО) МАЦ1И. Когда кто-нибудь начинает говорить на русском, ему напоминают удивительный дар Аллаха ИЛ1ИБДА МАЦ1И, и попросят: «илъибдалъил гъой – нилъерго мац1алъ к1алъай – говори на своем».

Continue reading