Письмо Шамиля Галбацу (9 августа 1846 г.)

Перевод

1 — 2.

3……. мир [вам] постоянный.

А затем. Нам стало достоверно известно о прибытии проклятого сарда­ра в укрепление Мартан. Готовьтесь к выступлению в будущий четверг на пути Аллаха Всевышнего со всеми [людьми]вашего вилайата, конным и пешими, без задержки и промедления. И мир.

Четверг, 16 ша’бана 1262 (9 августа 1846) года

Письмо Шамиля Галбацу и наибам его мудирства. ( 30 марта 1846 г.)

Перевод
От писца, нуждающегося [в помощи Аллаха], Шамиля его братьям Галбацу и всем наибам его мудирства— мир вам и милость [Аллаха].
А затем. Выслушайте то, что поведает вам этот доверенный податель [сего] Хаджийав. Истинно, он расскажет вам то, что у меня в помыслах. Постарайтесь выполнить важное намеченное дело. И мир. 2 раби’ ас-сани 1262 (30 марта 1846) года.

Образование Каратинского вольного общества

Jamaat sela Karata 1938 (restavr)«После антисиухского восстания возникло автономное самоуправляющееся общество, основанное на демократических принципах, т.е. каратинский союз сельских обществ с центром в селе Карата (Каралал). Он просуществовал вплоть до установления Советской власти и считался одним из сильных и ведущих обществ в регионе. В его состав входили: Анчих, Арчо, Верхнее Инхело, Карата, Маштада, Нижнее Инхело,  Рацитль, Рачабулда, позднее  —  Хелетури и Алак (аварцы)» (М.Д.М.).

«Известно, что Каралал сохраняли свою независимость от аварского хана» (Г.М.Н.). «Об этом свидетельствует перечень податей, изымаемых Ума-ханом с жителей селений Аварского наибства. Здесь перечислены почти все селения региона за исключением аулов союза  Каралал. В зависимость от аварского хана они попали после Кавказкой войны, когда по Положению об управлении Дагестанской областью от 5 апреля 1860 г. управление над обществом возложили на аварского хана. Правда, в 1864 г. аварское ханство ликвидировали, и общество Каралал вошло в Андийский округ как Каратинское наибство. В 1899 г. его упразднили и  создали участок, просуществовавший до 1917 г.» (М.Д.М.).

Этносоциальное описание каратинцев

Автор: М. Ахмеднабиев, отв.секретарь республиканского культурного общества «Ахвах», «Народы Дагестана»
Каратинцы — коренной этнос Дагестана, относящийся к аваро-андо-цезской группе родственных (по языку, культуре и истории) народов. Этническая территория каратинцев — регион в Западном Дагестане: часть территории Ахвахского района. Представители каратинского этноса проживают в селах Анчих, Арчо, Маштада, Карата, Рацитль, Рачабулда, Верхнее Инхело (Шабакьоро), Тукита — Ахвахского района, Нижнее Инхело — Ботлихского района, Сивух — Гумбетовского района, а также переселенческих селах Тукита, Сивух и прикутанных поселениях Хасавюртовского района — всего более 13 компактных поселений с численностью около 17 тысяч человек. Ориентировочная численность каратинского этноса в Дагестане — 22-25 тысяч человек. В результате миграции несколько тысяч каратинцев (выходцев из разных сел Ахвахского района) в основном живут в городах Махачкала, Кизилюрт, Хасавюрт. Continue reading

Гази-Магомед

Последний портрет Гази-Магомеда. Константинополь. Работа С. Хлебовского

Второй сын Шамиля родился в 1833 г. вскоре после гибели первого имама Гази-Магомеда, в честь которого и был назван. Уже в раннем возрасте он узнал, что такое война, боль и смерть. Шестилетним Гази-Магомед был с отцом в Ахульго, стойко перенося тяготы осадной жизни и ужасы штурмов. Его, раненного в ногу, отец вынес на себе из окруженного и разрушенного аула. Суровая, лишенная радостей жизнь закалила и ожесточила Гази-Магомеда, сделала его убежденным сторонником газавата. С конца 40-х гг. XIX в. он активно участвовал в боевых действиях; в 1850 г., несмотря на молодые годы (17 лет), был назначен наибом в Карата, командующим 7-тысячным конным отрядом во время походов горцев на Кахетию в 1854 г. Тогда же он пленил и привез в горы грузинских княгинь, которые затем были обменены на его брата Джамалуддина, отданного аманатом при Ахульго. Вскоре после этого Гази-Магомед был объявлен наследником Шамиля в управлении государством горцев Северного Кавказа (Имаматом). Турецкий султан пожаловал ему знамя, орден с алмазной звездой и чин паши. В 1859 г. Гази-Магомед руководил обороной ставки Шамиля в ауле Ведено, защитой оборонительных рубежей на р. Андийское Койсу, отстаивал последнее прибежище имама — аул Гуниб. После падения Гуниба сопровождал отца во время поездки в Москву, Петербург и к месту ссылки в Калугу. Сюда же он привез в начале января 1860 г. семейство Шамиля, оставшееся в Дагестане. Continue reading

Джамалуддин-сын Имама Шамиля

"Шамиль и его сын Джамалуддин." рисунок М. Микешина

Джамалуддин
Старший сын Шамиля и его жены Патимат родился в июне 1831 г. в ауле Гимры. 17 августа 1839 г. был выдан Шамилем в качестве аманата (заложника) по требованию генерала П. Граббе во время осады аула Ахульго. По распоряжению Николая I Джемалэддина отправили в малолетнее отделение 1-го Московского кадетского корпуса, однако в связи с отсутствием там мусульманского священника уже 19 декабря 1839 г. последовало решение о переводе его в Александровский кадетский корпус для малолетних сирот в Царском Селе. 25 августа 1841 г. Джамалуддин, как достигший ю-летнего возраста, был переведен в один из петербургских корпусов — 1-й кадетский, любимый корпус Николая I, в котором воспитывались его сыновья. 6 июня 1849 г  по окончании общего курса обучения, Джемалэддина произвели в корнеты в ходе т. н. «усиленного» выпуска, явившегося реакцией на революционные события в Европе, и вскоре он был прикомандирован к Уланскому е. и. в. великого князя Михаила Павловича (с 19 сентября 1849 г — Уланский е. и. в. великого князя Михаила Николаевича) полку. Continue reading

Письмо Шамиля Правителю Андийцев Галбацу (1838-40 пг.)

Перевод:
От писца, нуждающегося [в помощи Аллаха], Шамиля его сердечному другу и радости его—Галбацу, правителю (хаким) андийцев, —и вам и милость [Аллаха].
А затем. Помоги этому несчастному, обиженному, и тому явному притеснителю в соответствии со сказанным им (пророком), да благословит его Аллах Всевышний и да приветствует: «Помоги брату своему обижающему и обиженному», ведь тебе известно толкование [его слов]. И мир.
1255 (17 марта 1839-4 марта 1840) года

Взято  с книги «100 писем Шамиля» .

Письмо Шамиля Малле и КурбанМухаммаду из Карата (1838-39 г.г.)

Перевод: Перевод
От смиренного раба [Аллаха] несчастного Шамиля, тем, кто прославился достоинством и благородством, — Малле и Курбанмухаммаду из Караты — мир вам и да хранит вас Господь ваш милостью господина джиннов и людей. Аминь!
А затем. Засучите рукава  для установления закона Милосердного и устранения наущения дьявола. Знайте, что мы никому не причиним никакого вреда за грехи и упущения, [имевшие место] в прошлом3. Я заверяю, что каждому Аллах простит то, что было в прошлом и не [будет] вам укора сегодня—Аллах помилует вас, если вы отныне примете шариат, а если не примете, то у меня будет ко всякому, кто противится Аллаху и его посланнику, враждебное отношение, которое не изменится, пока я не одержу верх или буду убит, если Аллах пожелает этого4. Поймите это. И мир.
1254 (27 марта 1838 — 6 марта 1839)

Взято с книги «100 писем Шамиля»

ХАДЖИЯВ — КАЗНАЧЕЙ ИМАМА

Хаджияв Каратинский Казначей Имама

Хаджияв Каратинский

В разных публикациях его называли по-разному: Хаджио, письмоводитель, наперсник сына Шамиля, но более всего он представлялся как казначей имама в Калуге. Мюрид Хаджияв был родом из аула Карата, и в имамате его знали как верного человека имама. К тому же каратинец пользовался большой симпатией и любовью у сыновей Шамиля Гази Мухаммада и Мухаммада Шефи, которые были младше его по возрасту и относились к нему как к любимому старшему товарищу. Хаджияв был в числе последних защитников Гуниба в августе 1859 г. Continue reading

Каратинцы военачальники войска Умар-хана Нуцала Великого

УМА[Р]-ХАН-НУЦАЛ ВЕЛИКИЙ
[1188-1215 (1775-1801) г. х.]
Всевышний Аллах еще более усилил победоносного Ума-хана, даровав ему истинно верующих храбрых сподвижников и прекрасных военачальников. Вот, к примеру, Адалав Балаханинский — сын Мусы. Клянусь, не было в лесу дерева, под которым хотя бы раз не переночевал этот воитель, подобный героям раннего Ислама. Не было такой пещеры, где Адалав хотя бы раз не укрылся [от непогоды]. Это был воистину отличный следопыт — знаток дорог и тропинок, а также различных далеких земель.
К названной категории людей принадлежали и совершенные во всех отношениях каратинские герои, борцы за веру: Гари, Али и Ша’и. Да возвысит их Всевышний до самого седьмого неба! Во время кровопролитных сражений эти герои-каратинцы стояли в первом ряду и дрались, всегда готовые к единоборству. В боях они были подобны львам, у них была какая-то особая манера боя. При стесненных обстоятельствах и Гари, и Ша’и, и Али действовали словно вожаки волчьей стаи. Тираны и прочие притеснители страшились одного их вида. Кроме названных каратинцев и Адалава Балаханинского были у Ума-хана и другие славные военачальники, и командиры подразделений, причем в большом количестве. К числу их принадлежал и вышеупомянутый Гушу Хунзахский.»