Обновление 6.02.11

Последний портрет Гази-Магомеда. Константинополь. Работа С. Хлебовского

Добавлена статья о Гази-Магомеде — сыне имама Шамиля и наибе Карата.

Второй сын Шамиля родился в 1833 г. вскоре после гибели первого имама Гази-Магомеда, в честь которого и был назван. Уже в раннем возрасте он узнал, что такое война, боль и смерть. Шестилетним Гази-Магомед был с отцом в Ахульго, стойко перенося тяготы осадной жизни и ужасы штурмов. Его, раненного в ногу, отец вынес на себе из окруженного и разрушенного аула. Суровая, лишенная радостей жизнь закалила и ожесточила Гази-Магомеда, сделала его убежденным сторонником газавата. С конца 40-х гг. XIX в. он активно участвовал в боевых действиях; в 1850 г., несмотря на молодые годы (17 лет), был назначен наибом в Карата, командующим 7-тысячным конным отрядом во время походов горцев на Кахетию в 1854 г.  Читать далее->

Гази-Магомед

Последний портрет Гази-Магомеда. Константинополь. Работа С. Хлебовского

Второй сын Шамиля родился в 1833 г. вскоре после гибели первого имама Гази-Магомеда, в честь которого и был назван. Уже в раннем возрасте он узнал, что такое война, боль и смерть. Шестилетним Гази-Магомед был с отцом в Ахульго, стойко перенося тяготы осадной жизни и ужасы штурмов. Его, раненного в ногу, отец вынес на себе из окруженного и разрушенного аула. Суровая, лишенная радостей жизнь закалила и ожесточила Гази-Магомеда, сделала его убежденным сторонником газавата. С конца 40-х гг. XIX в. он активно участвовал в боевых действиях; в 1850 г., несмотря на молодые годы (17 лет), был назначен наибом в Карата, командующим 7-тысячным конным отрядом во время походов горцев на Кахетию в 1854 г. Тогда же он пленил и привез в горы грузинских княгинь, которые затем были обменены на его брата Джамалуддина, отданного аманатом при Ахульго. Вскоре после этого Гази-Магомед был объявлен наследником Шамиля в управлении государством горцев Северного Кавказа (Имаматом). Турецкий султан пожаловал ему знамя, орден с алмазной звездой и чин паши. В 1859 г. Гази-Магомед руководил обороной ставки Шамиля в ауле Ведено, защитой оборонительных рубежей на р. Андийское Койсу, отстаивал последнее прибежище имама — аул Гуниб. После падения Гуниба сопровождал отца во время поездки в Москву, Петербург и к месту ссылки в Калугу. Сюда же он привез в начале января 1860 г. семейство Шамиля, оставшееся в Дагестане. Continue reading

Джамалуддин-сын Имама Шамиля

"Шамиль и его сын Джамалуддин." рисунок М. Микешина

Джамалуддин
Старший сын Шамиля и его жены Патимат родился в июне 1831 г. в ауле Гимры. 17 августа 1839 г. был выдан Шамилем в качестве аманата (заложника) по требованию генерала П. Граббе во время осады аула Ахульго. По распоряжению Николая I Джемалэддина отправили в малолетнее отделение 1-го Московского кадетского корпуса, однако в связи с отсутствием там мусульманского священника уже 19 декабря 1839 г. последовало решение о переводе его в Александровский кадетский корпус для малолетних сирот в Царском Селе. 25 августа 1841 г. Джамалуддин, как достигший ю-летнего возраста, был переведен в один из петербургских корпусов — 1-й кадетский, любимый корпус Николая I, в котором воспитывались его сыновья. 6 июня 1849 г  по окончании общего курса обучения, Джемалэддина произвели в корнеты в ходе т. н. «усиленного» выпуска, явившегося реакцией на революционные события в Европе, и вскоре он был прикомандирован к Уланскому е. и. в. великого князя Михаила Павловича (с 19 сентября 1849 г — Уланский е. и. в. великого князя Михаила Николаевича) полку. Continue reading

Письмо Шамиля Правителю Андийцев Галбацу (1838-40 пг.)

Перевод:
От писца, нуждающегося [в помощи Аллаха], Шамиля его сердечному другу и радости его—Галбацу, правителю (хаким) андийцев, —и вам и милость [Аллаха].
А затем. Помоги этому несчастному, обиженному, и тому явному притеснителю в соответствии со сказанным им (пророком), да благословит его Аллах Всевышний и да приветствует: «Помоги брату своему обижающему и обиженному», ведь тебе известно толкование [его слов]. И мир.
1255 (17 марта 1839-4 марта 1840) года

Взято  с книги «100 писем Шамиля» .

Письмо Шамиля Малле и КурбанМухаммаду из Карата (1838-39 г.г.)

Перевод: Перевод
От смиренного раба [Аллаха] несчастного Шамиля, тем, кто прославился достоинством и благородством, — Малле и Курбанмухаммаду из Караты — мир вам и да хранит вас Господь ваш милостью господина джиннов и людей. Аминь!
А затем. Засучите рукава  для установления закона Милосердного и устранения наущения дьявола. Знайте, что мы никому не причиним никакого вреда за грехи и упущения, [имевшие место] в прошлом3. Я заверяю, что каждому Аллах простит то, что было в прошлом и не [будет] вам укора сегодня—Аллах помилует вас, если вы отныне примете шариат, а если не примете, то у меня будет ко всякому, кто противится Аллаху и его посланнику, враждебное отношение, которое не изменится, пока я не одержу верх или буду убит, если Аллах пожелает этого4. Поймите это. И мир.
1254 (27 марта 1838 — 6 марта 1839)

Взято с книги «100 писем Шамиля»

Обновление 5.02.11

Добавил 2 книги Баху Меседу Расуловой. Их можно найти тут либо нажав на рубрику справа.

Добавил 2 работы Хизри Асадулаева. Их можно найти тут либо нажав на рубрику справа.

Расул Гамзатов. Рисунок, карандаш.

Расул Гамзатов. Рисунок, карандаш.

—————————————————————————————————————————-

Добавлены два письма Шамиля в Карата.

Добавил статью про Джамалуддина.

"Шамиль и его сын Джамалуддин." рисунок М. Микешина

—————————————————————————————————————————-

Добавлена новая функция. Теперь в правой колонке над рубриками есть «Жемчужина мысли». Там будут выводится цитаты известных мудрецов. Базу цитат буду пополнять я.

Книга «Осколки жизни»

Известная дагестанская поэтесса Баху-Меседу Расулова является автором более 10 книг поэзии, прозы и публицистики, вышедших на аварском, каратинском и русском языках, в том числе и поэтической книги «Горный Ветер», изданной в «Российском писателе».

В ее новую книгу прозу вошли лирико-философские миниатюры, рассказы и очерки, написанные в разные годы.

Скачать

У каждой книги свой чи­татель. Когда мы берём а руки томик, нередко не знаем, заинтересуют ли нас мысли и чувства, которые автор пытался выразить. И это закономерно. Писатель мечтает, чтобы его творе­ние прочитало как можно больше людей, но в то же время отдаёт себе отчёт, что число таковых ограни­чено кругом их интересов и вкусов. Угодить всем и каж­дому невозможно… Когда я начал листать книжку авар­ской писательницы Баху- Меседу Расуловой «Оскол­ки жизни», решил, что не войду в число её чи­тателей. Мне открылись миниатюрки, похожие на лёгкие наброски будущего объемного художественно­го полотна и, поначалу по­казалось, излишне назида­тельные, прямолинейные. И вдруг… две странички текста (а книжка малень­кого. «карманного», фор­мата): «Горе матери». Про­читал… что там! проглотил одним взглядом! Текст вот

Баху-Меседу Расулоаа. Осколки жизни. М.: Издательский дом. о Рос- °                         Во ®Ремя бомбёжки сийский писатель». 2010. — 216 с. погибли сыновья старушки _____________________  Малкан, и осталась она од­

на с внуками. Потом в числе других беженцев оказалась в соседнем, но всё же чужом краю, у благожелательных, но все же посторонних людей. Мечется душа старушки, стре­мится к погибшим сыновьям — и в то же время понимает, что без неё внуки останутся на земле без заботливой руки родного человека. Но опять же: ей-то самой каково — пожилой женщине с малолетними детьми, да на чужбине… Молится она по ночам Всевышнему, чтобы помог ей найти правильный путь. Именно по ночам — чтобы внуков не смущать и добросердечным хозяевам не мешать… И только вскользь проскакивает оговорка, что речь не о давних временах, а о современной Чечне, о беженцах из этой республики в со­седний Дагестан. Словно подчёркивала автор: не столь важно, чтб за война, мировая или локальная: горе матери всегда одинаково, вне зависимости от политической подоплеки противостояния вооружённых формирований.

В самом деле: чем отличается неизбывное горе Матери, где бы она ни жила: на берегу Терека или близ Волги? Для того ли растила она детей, чтобы растерзал их тела безжа­лостный металл? И вот рыдает где-то мать, и в недоумении малые дети, которые не могут понять, почему это их вдруг начинают жалеть и называть сиротами. Не нами сказано, что главными жертвами войны являются старики и дети. Солдаты гибнут — а их матери, дочери и сыновья остаются один на один с суровой действительностью. Обо всём этом и поведала миниатюра Баху-Меседу.

Автор рассуждает о многих сторонах, о гранях нашей жизни. И иной раз мимоходом роня­ет афоризмы, над которыми невозможно не задуматься: «Плуг ржавеет, когда лежит без дела, а когда пашет, блестит. Так же и мозг человека ржавеет, когда не думает», «Жизнь прожитая — сон, а будущая — мечта», «Неужели нужно пережить войну, чтобы понять, как мы любим родину?»…

Новеллки разные и схожи лишь по объёму: все сплошь миниатюрны.

Можно укорить автора в частности и нетипичности описанных случев: мол, все это проза о региональных, узко национальных, нетипичных делах и эмоциях. Но вспомним великое творение Шолохова — «Тихий Дон»: частный случай Григория Мелехова и Аксиньи стал, однако, портретом иелой эпохи. Такое же впечатление всеобщности частного произвели на меня и «Осколки жизни» аварки Б. М. Расуловой.

Николай БОГУНОЗ

Книга «Горный Ветер»

В новую книгу талантливой дагестанской поэтессы вошли произведения, написанные в разные годы. Её художественную манеру отличает открытость чувства и та изысканная простота и ясность, которая свойственна высокой традиции отечественной классики.

Скачать