Книга «Осколки жизни»

Известная дагестанская поэтесса Баху-Меседу Расулова является автором более 10 книг поэзии, прозы и публицистики, вышедших на аварском, каратинском и русском языках, в том числе и поэтической книги «Горный Ветер», изданной в «Российском писателе».

В ее новую книгу прозу вошли лирико-философские миниатюры, рассказы и очерки, написанные в разные годы.

Скачать

У каждой книги свой чи­татель. Когда мы берём а руки томик, нередко не знаем, заинтересуют ли нас мысли и чувства, которые автор пытался выразить. И это закономерно. Писатель мечтает, чтобы его творе­ние прочитало как можно больше людей, но в то же время отдаёт себе отчёт, что число таковых ограни­чено кругом их интересов и вкусов. Угодить всем и каж­дому невозможно… Когда я начал листать книжку авар­ской писательницы Баху- Меседу Расуловой «Оскол­ки жизни», решил, что не войду в число её чи­тателей. Мне открылись миниатюрки, похожие на лёгкие наброски будущего объемного художественно­го полотна и, поначалу по­казалось, излишне назида­тельные, прямолинейные. И вдруг… две странички текста (а книжка малень­кого. «карманного», фор­мата): «Горе матери». Про­читал… что там! проглотил одним взглядом! Текст вот

Баху-Меседу Расулоаа. Осколки жизни. М.: Издательский дом. о Рос- °                         Во ®Ремя бомбёжки сийский писатель». 2010. — 216 с. погибли сыновья старушки _____________________  Малкан, и осталась она од­

на с внуками. Потом в числе других беженцев оказалась в соседнем, но всё же чужом краю, у благожелательных, но все же посторонних людей. Мечется душа старушки, стре­мится к погибшим сыновьям — и в то же время понимает, что без неё внуки останутся на земле без заботливой руки родного человека. Но опять же: ей-то самой каково — пожилой женщине с малолетними детьми, да на чужбине… Молится она по ночам Всевышнему, чтобы помог ей найти правильный путь. Именно по ночам — чтобы внуков не смущать и добросердечным хозяевам не мешать… И только вскользь проскакивает оговорка, что речь не о давних временах, а о современной Чечне, о беженцах из этой республики в со­седний Дагестан. Словно подчёркивала автор: не столь важно, чтб за война, мировая или локальная: горе матери всегда одинаково, вне зависимости от политической подоплеки противостояния вооружённых формирований.

В самом деле: чем отличается неизбывное горе Матери, где бы она ни жила: на берегу Терека или близ Волги? Для того ли растила она детей, чтобы растерзал их тела безжа­лостный металл? И вот рыдает где-то мать, и в недоумении малые дети, которые не могут понять, почему это их вдруг начинают жалеть и называть сиротами. Не нами сказано, что главными жертвами войны являются старики и дети. Солдаты гибнут — а их матери, дочери и сыновья остаются один на один с суровой действительностью. Обо всём этом и поведала миниатюра Баху-Меседу.

Автор рассуждает о многих сторонах, о гранях нашей жизни. И иной раз мимоходом роня­ет афоризмы, над которыми невозможно не задуматься: «Плуг ржавеет, когда лежит без дела, а когда пашет, блестит. Так же и мозг человека ржавеет, когда не думает», «Жизнь прожитая — сон, а будущая — мечта», «Неужели нужно пережить войну, чтобы понять, как мы любим родину?»…

Новеллки разные и схожи лишь по объёму: все сплошь миниатюрны.

Можно укорить автора в частности и нетипичности описанных случев: мол, все это проза о региональных, узко национальных, нетипичных делах и эмоциях. Но вспомним великое творение Шолохова — «Тихий Дон»: частный случай Григория Мелехова и Аксиньи стал, однако, портретом иелой эпохи. Такое же впечатление всеобщности частного произвели на меня и «Осколки жизни» аварки Б. М. Расуловой.

Николай БОГУНОЗ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.