Гази-Магомед

Последний портрет Гази-Магомеда. Константинополь. Работа С. Хлебовского

Второй сын Шамиля родился в 1833 г. вскоре после гибели первого имама Гази-Магомеда, в честь которого и был назван. Уже в раннем возрасте он узнал, что такое война, боль и смерть. Шестилетним Гази-Магомед был с отцом в Ахульго, стойко перенося тяготы осадной жизни и ужасы штурмов. Его, раненного в ногу, отец вынес на себе из окруженного и разрушенного аула. Суровая, лишенная радостей жизнь закалила и ожесточила Гази-Магомеда, сделала его убежденным сторонником газавата. С конца 40-х гг. XIX в. он активно участвовал в боевых действиях; в 1850 г., несмотря на молодые годы (17 лет), был назначен наибом в Карата, командующим 7-тысячным конным отрядом во время походов горцев на Кахетию в 1854 г. Тогда же он пленил и привез в горы грузинских княгинь, которые затем были обменены на его брата Джамалуддина, отданного аманатом при Ахульго. Вскоре после этого Гази-Магомед был объявлен наследником Шамиля в управлении государством горцев Северного Кавказа (Имаматом). Турецкий султан пожаловал ему знамя, орден с алмазной звездой и чин паши. В 1859 г. Гази-Магомед руководил обороной ставки Шамиля в ауле Ведено, защитой оборонительных рубежей на р. Андийское Койсу, отстаивал последнее прибежище имама — аул Гуниб. После падения Гуниба сопровождал отца во время поездки в Москву, Петербург и к месту ссылки в Калугу. Сюда же он привез в начале января 1860 г. семейство Шамиля, оставшееся в Дагестане.
В отличие от своего младшего брата Магомеда-Шефи, Гази-Магомед не захотел поступить на царскую военную службу. Только калужскому губернскому воинскому начальнику генерал-майору М. Чичагову удалось растопить лед недоверия в душе Гази-Магомеда. В Калуге скончалась жена Гази-Магомеда Кери-мет, дочь бывшего наиба Шамиля Дани-ял-бека. Она была похоронена на родине. Тогда же Гази-Магомед столкнулся с катастрофическими масштабами исхода горцев в Турцию (мухаджирства). Шамиль и Гази-Магомед надеялись остановить горцев, вернуть их на родину. Их энергичные попытки добиться от императора выполнения его обещания разрешить

Первая жена Газимагомеда-Керимет.

Первая жена Газимагомеда-Керимет.

паломничество в Мекку, куда они намеревались направиться через Турцию, долго не давали результата. И только 16 февраля 1869 г., после того, как 26 августа 1866 г. Шамиля с сыновьями приняли в российское гражданство, они получили наконец долгожданное разрешение совершить паломничество к святым местам.
В начале декабря 1868 г. имам с семейством переехал в Киев, откуда через несколько месяцев выехал в Одессу и далее на пароходе — в Стамбул.Гази-Магомед сопровождал отца только до Одессы (12-18 мая 1869 г.). Дальше дорога была закрыта: осторожный Александр II решил задержать дома в качестве заложников старших сыновей имама. Только известие о смертельной болезни Шамиля подвигло российского императора дать разрешение Гази-Магомеду на выезд в Турцию. Российский посол в Стамбуле граф Н. Игнатьев доносил 12 января 1871 г., что прибывший в турецкую столицу в конце декабря 1871 г. сын имама ведет себя «тактично и осторожно, выражая признательность царскому правительству за возможность повидаться с отцом». На это донесение Александр II наложил резолюцию : «Правильное поведение Гази-Магомеда меня радует». В поддержку Гази-Магомеда выступил начальник главного управления иррегулярных войск генерал-майор А. Богуславский, заявив, что ему «можно доверять». Весть о кончине отца застала Гази-Магомеда в Мекке. Похоронив отца и оставив семейство покойного имама на лето в Таифе, он 17 июля 1871 г. вернулся в Киев (до недавнего времени бытовало мнение, что Гази-Магомед сразу же остался в Турции). 7 августа Гази-Магомед вместе с братом обратился к военному министру Д. Милютину с «докладной запиской», прося разрешить ему, как старшему в роду, временное проживание в Турции для опеки родных и близких, а пенсию покойного Шамиля употребить на содержание его семейства. 17 августа Александр II дал Гази-Магомеду дополнительный отпуск в Турцию, а 15-тысячную пенсию имама разделил следующим образом: 5 тыс. руб. — Гази-Магомеду и по тысяче рублей двум вдовам Шамиля (после кончины одной из них, Заидат, деньги выделялись на содержание ее малолетнего сына Магомеда) и Магомеду-Шефи (последний получал еще казенное жалованье, как офицер российской армии). Остаток в 7 тыс. руб. выделялся на 1871 г. Гази-Магомеду в качестве «единовременного пособия по разъездам». В сентябре Гази-Магомед направил Милютину благодарственное письмо (написанное по-арабски с параллельным переводом на русский язык, на письме — помета: «Доложено его величеству. Ливадия, 2 октября 1871 г.»). 25 ноября он выехал из Киева в Одессу, откуда 4 декабря 1871 г. отплыл на пароходе в Стамбул. После этого в Россию Гази-Магомед больше уже не вернулся.
Под влиянием горской эмиграции Гази-Магомед поступил на службу в турецкую армию. В период русско-турецкой войны 1877-1878 гг. он в чине дивизионного генерала командовал турецкими частями при осаде крепости Баязет. На Северном Кавказе вспыхнуло новое освободительное восстание. Горцам была обещана поддержка со стороны турецких войск во главе с сыном их любимого имама. Но обещание в очередной раз выполнено не было. Турецкая армия терпела поражения. Восстание горцев было подавлено. После войны Гази-Магомед не пожелал участвовать в дворцовых интригах и вскоре оказался в опале: турецкий султан отстранил сына Шамиля от военной службы, хотя и присвоил ему чин маршала, и отправил в почетную ссылку в Медину. Там Гази-Магомед и умер в 1902 г., завещав похоронить себя рядом с отцом, что и было исполнено.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.