Каратинцы в средние века

В 7 веке почти все государствоподобные образования Дагестана попали в сфе-
ру влияния арабов, лишь Дидойский конфедеративный союз остался вне их влияния,
так как в 744 году Мерван в самый разгар похода на них спешно убыл с войсками в
Дамаск, в связи с переворотом в Халифате; вскоре он погиб. В ходе борьбы с хунзах-
цами, гидатлинцами и казикумухцами под флагом распространения Ислама многие
объединения сельских общин от Дидойского союза отпали и оказались в орбите ин-
тересов вышеобозначенных феодальных структур. С этого времени (14-15 вв.) и
вплоть до середины 19 века каратинский союз сельских общин существовал уже как
единственное самостоятельное, социально-политическое и территориальное образо-
вание в Нагорном Дагестане. В религиозных же аспектах каратинцы, в периоды
неоднократного отхода от Истины Аллаха в основном оставались язычниками: они
поклонялись солнцу, огню, грому, разным деревянным и металлическим статуэткам.
Людская память и поныне хранит воспоминание о том, что с. Карата в давние време-
на было окружено многочисленными бронзовыми статуэтками людей и животных. О
языческом прошлом свидетельствует и погребальный инвентарь могильников, раз-
бросанных по территории общества. Элементы языческих воззрений хуррито-
урартов, — в том числе и живущих на Северном Кавказе, — тысячелетиями назад были
переняты народами и племенами Древней Персии и Древнего Рима. В пантеоне их
языческих богов самым главным считался бог солнца — Митра, в его же имени чув-
ствуется косвенное влияние даже каратинского языка, ибо по каратински солнце —
Милъе. Кстати, с предполагаемой датой рождения (25 декабря) Митры связаны ро-
ждественские праздники, ныне широко отмечаемые во всем христианском мире, как
день рождения пророка Исы (мир ему)…
Точное время повторного возврата жителей вольного общества в лоно Истины
Аллаха неизвестно. Каратинская центральная мечеть была построена ориентировоч-
но в 800-900 годах хиджры (14-15 век н. э.) (записи с этими датами были выявлены
при реконструкции мечети в тридцатых годах прошлого столетия). Вследствие того,
что адаты и мировоззрение каратинцев более-менее соответствовали принципам и
требованиям Ислама, переход в новую-старую религию прошел относительно добро-
вольно, быстро и безболезненно. Данное событие сыграло ключевую роль в дальней-
шей судьбе жителей Страны гор, ибо все выдающееся и неординарное, все то, что
сегодня закономерно превозносится, совершалось под религиозными лозунгами и
знаменами (вдобавок ко всему многие тешат себя надеждами, что следование за
исламскими канонами поможет и на том свете держать ответ перед Всевышним). Но-
вое мировоззрение, новый язык межнационального общения, новая письменность
сыграли громадную роль и в процессах самопознания и исторического самоутвер-
ждения горцев, в том числе и каратинцев. Достаточно сказать, что именно на араб-
ском языке в чеченских рукописях с. Карата упоминается, как «единственный аул в
горах» Дагестана и Чечни в 300-400 годах хиджры (8-9 век н. э.) (Журнал «Мусуль-
манская цивилизация» № 2, 1999 г., статья-предание «О происхождении чеченцев»).
Из общества вышло множество алимов, прославленных на весь мусульманский
Кавказ. Вот только некоторые более-менее известные труды, написанные и перепи-
санные ими и дошедшие до наших дней:
1) «Джавахир ал-Куран» и «Минхадж ал-абидин» ал-Газали, переписанные в
1646 году Мух1аммадом (сын Салмана).
2) «Сайди Шариф», написанная Мух1аммадом ал Карата в 1687-88 годах (Руко-
писный фонд ДНИИИЯЛ, дело № 1602).
3) «Мажмуг1», написанная Теталавом ал Карата в 1700году (музей Даггосуни-
верситета).
4) «Ал-Фаваъид ад-диййадинна» — комментарий знаменитого поэта и ученого
Абдурахмана Джами (1414-1492 года на «ал-Кафийа» Ибн ал-Хаджиба, переписанная в1720 году Къурбаном, сыном Мух1аммада, (Рукописный фонд ДНИИИЯЛ, дело №
427).
5) «60 вопросов Мух1аммада сына Теталава ал-Карата алимам Дагестана и от-
веты на них Дауд-хаджи ал-Усиша с комментариями Ибрагим-хаджи ал-Урада», на-
писанная в 1750 годах.
7) Рукописный Коран, переписанный Мух1аммадом сыном Теталава ал-Карата в
1744 году (старая мечеть с. Карата).
8) «Шарх ал-Минхадж ал-Махалли», переписанная Мух1амадом ал-Карата в
ХV111 веке.
9) «Вафийа фи шарх аш- Шафийа», переписанная в Карата в ХV11 веке Али б.У-
мар аз-Зерехгерани в медресе Мух1аммада б. Салмана (Сулеймана) ал-Кудали.
«Среди дагестанцев имелись тогда большие ученые и на редкость достойные
люди, которые, однако, были словно бы отверженные и поэтому пребывали в удру-
ченном состоянии духа. Дело в том, что к их проповедям и предостережениям не
прислушивались, а исходившие от них решения и директивы не выполнялись. Имен-
но поэтому названные ученые и достойные личности должны были отдалиться от
своего народа. Пребывая в неизвестности и забвении, они искали путь к божествен-
ной истине, держась за сунну и Коран, и занимались сохранением для шариата и бу-
дущих речей как собственных душ, так и душ своих людей…» – такими эпитетами ха-
рактеризовал дагестанских алимов их современник Хайдарбек Геничутлинский в
своих «Историко-биографических и исторических очерках»…
Традиционно каратинское общество представляло собой независимый союз
сельских общин, социальное ядро, которых составляли свободные скотоводы, зем-
ледельцы и воины. Перечисленные прослойки населения обычно входили в состав
того или иного тухума. Каждый тухум заключал в себе всех близких и дальних
родственников, а также лиц, поселившихся на принадлежащем тухуму земле. В пре-
делах населенных пунктов расселение тухумов иногда шло по квартальному прин-
ципу. Будучи частными собственниками земли и совладельцами общественных зе-
мель, однотухумцы являлись носителями всех прав и обязанностей по отношению к
своему тухуму, джамаату и союзу джамаатов. Тухумы в свою очередь делились на
однофамильные родственные по отцу ячейки (гьекьебо). Политическим, экономиче-
ским и культурным центром общества являлось с. Карата, именуемое городом
(«шагьар»).
Экономическая деятельность каратинцев разворачивалась, главным образом, в
сфере сельского хозяйства и животноводства. Каждый житель обладал правом на
недвижимую частную собственность и на совладение территорией общины. Он имел
доступ на общественные земли, где пасли скот индивидуально или в составе кол-
лективного скота. Член общества мог рубить в лесу дрова в установленном размере,
имел право пользоваться лесоматериалами для собственных нужд. Он также имел
право на долю от военной добычи за вычетом пятой части, в четко оговоренном по-
рядке мог пользоваться всеми общественными службами: печами, водой, бассейна-
ми, дорогами и так далее, а также доходами от общественной земли и рек.
Вместе с тем на члена общины накладывался и целый спектр обязанностей.
Наиболее важная из них — строгое следование всем поведенческим нормам, приня-
тых в обществе. Все частные вопросы должны были отходить на второй план перед
интересами джамаата в целом. Защита территории в случае внезапного нападения
врага или угона общественных стад, тушение пожаров являлась прямой и самой по-
четной обязанностью всех каратинцев. Здесь участвовали все, кроме больных, мало-
летних и стариков. Уклонение от этих обязанностей строго каралось, вплоть до из-
гнания из общества. Другие общественные обязанности осуществлялись по очереди.
Огромное значение имело рукоделие, получившее большое развитие. По всему
Кавказу и России славилось сукно домашнего изготовления — так называемые кара-
тинские шали, секрет производства которых давно утерян (ныне выставлены в
санкт-петербургском «Эрмитаже»). Шали неоднократно отмечались медалями раз-
личных достоинств на всероссийских и международных ярмарках вплоть до 1914
года. Далеко за пределами Дагестана был известен и мастер Ахъулат из с. Карата —
холодное оружие его производства считалось одним из лучших в регионе. Сабля ра-
боты мастера ныне хранится в музее г. Тбилиси, а кинжал в Республиканском крае-
ведческом музее.