Общественная жизнь Каратинцев в средние века.

Общественная жизнь регулировалась следующими структурами власти:
1) Народное собрание, являющейся верховным органом правления и высшим за-
конодательным органом. Созывалось в наиболее судьбоносные моменты. В нем мог-
ло участвовать все дееспособное население, кроме женщин и детей до 15 лет. На со-
браниях присутствующие высказывались в строгом соответствии с возрастом: люди
помоложе без особого приглашения вообще не подавали голоса. Процедура голосо-
вания была открытой. Созыв собраний проводился очень редко. В большинстве слу-
чаев, народное собрание занималось утверждением заранее решенных на джамаат-
ском совете дел.
2) Джамаат или совет старейшин представлял собой орган, состоящий из чле-
нов каждого тухума. Его членом теоретически мог стать любой мужчина, достигший
40-летнего возраста. На практике в ряды джамаата не допускались лица небрежно
относящиеся к исполнению религиозных обязанностей (молитва, пост, закат и т.д.),
опороченные каким-либо личным проступком или с неадекватной в поведенческом
плане реакцией на чужие поступки; малокоммуникабельные и фантазирующие лич-
ности; умственно отсталые и т.д. Выход из совета осуществлялся формальным само-
отречением (неявка на место заседания). Мотивами выхода были достижение
преклонного возраста, старческое снижение умственных способностей, религиозное
отречение от мирских дел, состояние здоровья, наличие в роду более подходящих
родичей и т.д. Вследствие того, что народное собрание созывалось редко в руках со-
вета старейшин обычно находилась реальная власть. Джамаат заседал на централь-
ном годекане, представляющей собой общественную площадь в наиболее удобной
части селения. Совещания проходили без церемоний, но вел их наиболее авторитет-
ный член совета, строго следивший за порядком обсуждения. Круг разбираемых дел
был самым разнообразным, начиная с установления срока эксплуатации пастбищ и
кончая вопросами, связанных с военными выступлениями. Джамаат на один год на-
значал группу правителей (старшин) и казначея, здесь же самостоятельно выдви-
гался военный лидер.

3) В лице избираемого народным собранием или назначаемого советом ста-
рейшин правителя была сконцентрирована вся исполнительная власть. Ему обеспе-
чивалась личная неприкосновенность, он имел определенные льготы такие, как пол-
ное освобождение от общественных работ, выделение специальных сенокосов и т.д.
В его пользу поступала часть штрафа. Если правителей было несколько, они из сво-
ей среды выбирали главного.
4) Для доведения решений джамаата и правителей до народа, а также для со-
зыва жителей на собрание существовала прослойка глашатаев (“Г1ак1ахъан”).
Должность глашатая была выборной с обеспечением ему личной неприкосновенно-
сти. Он предупреждал о наступлении сроков сельскохозяйственных работ и обязан-
ностях общинников в этой связи, созывал старейшин и т.д. Ему люди высказывали
свое отношение к тому или иному решению, он более всех был информирован об об-
щественном мнении, которое доносил до правителей и старшин.

5) Судебную власть представляли специально выбранные народным собранием

лица из состава джамаата и правителей, имеющие репутации богобоязненных, спра-
ведливых и честных. Они составляли совет судей — «диван». Схожим образом изби-
рался и судья по Шариату — къади. Дела в судах в период имамов разбирались на
основе Шариата, а до них и после, главным образом, на основе адата — норм обычно-
го права сложившегося за период многовекового существования вольного общества.
Несколько видоизмененные адаты каратинцев дошли до наших дней, в частности,
они приведены в книге Х1аджи-Мурада Хашаева «Памятники обычного права Даге-
стана» (Приложение № 3). До первых десятилетий 20 века сохранилось значение по-
среднических судов, а также суда основанного на присяге с привлечением сопри-
сяжных – родственников2.
6) Военный лидер (предводитель) ведал военной стороной общественного бы-
тия. Он должен был обладать физическими и нравственными достоинствами, иметь
непререкаемый авторитет среди соплеменников. В мирное время предводитель сле-
дил за состоянием сельских и окрестных укреплений, несением дозорной службы на
башнях, перевалах и т.д. Он являлся организатором и участником своеобразной по-
стоянной дружины, готовой выступить по первому зову, до сбора всего ополчения.
Его заботой было, чтобы в обществе при строительстве жилья на границе соблюда-
лись условия постройки, отвечавшие требованиям обороны. Дома, строившиеся
здесь должны были стоять впритык друг к другу или так, чтобы их стены с бойница-
ми обращенные вне аула, составляли единую фронтальную линию укрепления. Сте-
на имела заранее установленную толщину. Никто не имел право ее перестроить, за-
крыть бойницы или создавать помехи доступу к бойницам. Любое нарушение этих
правил через предводителя становилось известным джамаату, который посылал так
называемых исполнителей для разрушения пристроек и взимания штрафа. Он также
контролировал состояние боеготовности общества, на нем лежали обязанности по
проведению военных упражнений: стрельба в цель, борьба, скачки и т.д. В его веде-
нии находился вестовой, должность которого являлась своего рода общественной
обязанностью каждого жителя. Иногда в роли предводителя мог выступать главный
къади.
7) Для претворения в жизнь решений совета старейшин существовали должно-
сти исполнителей, назначаемых тем же советом. Им разрешалось применения наси-
лия во время исполнения своих обязанностей, но в ограниченных рамках. Исполни-
тели были подконтрольны и глашатаям. По указанию военного лидера они занима-
лись проверкой оружия, и в случаях обнаружения отсыревшего пороха, отсутствия
запаса пул, ржавчину, неисправность оружия и иные прегрешения штрафовали ви-
новного. Исполнители получали вознаграждение от штрафов, ими взимаемых, но в
установленном порядке, присвоение штрафов как исполнителями, так и старшинами
жестко преследовалось.
Управление вольным обществом было таким же, но здесь более видную роль
играл къади3, обычно выбираемый из с. Карата.