СОГЛАШЕНИЕ ТИНДИНЦЕВ И КАРАТИНЦЕВ ПО ВОПРОСАМ ПРАВА И ЗЕМЕЛЬ АРИСТОКРАТОВ УНКРАТЛЯ (НАЧАЛО XVIII В.

Это разъяснение, сделанное для будущих времен. «Войска» тиндинцев (тIиндал) и каратинцев (к1к/алалал) – маленький человек, из числа их и большой, – согласились быть и в радости и в горе как бы одним-единым «войском», не расходиться в разные стороны, даже в том случае, если между ними произойдет убийство

либо тиндинец убьет каратинца, либо наоборот, – и в результате возникает смута. Если в отношениях между ними будет иметь место долг, – долг со стороны тиндинца по отношению к каратинцу или наоборот, – наличие которого подтверждается свидетельством «гостя» или же факт присутствия его признается самим должником, то стороны, вступившие в данное соглашение, ишкил практиковать в своей среде не станут. Взыскание долга – долга, имеющего место со стороны тиндинца по отношению к каратинцу или наоборот, – производиться будет посредством отправки исполнителей (luypama) к месту жительства должника, то есть так, как это делают при взыскании долга, образовавшегося внутри какого-либо одного селения. Если же кто-либо произведет акцию, именуемую ишкил, – тиндинец по отношению к каратинцу или наоборот, – то на человека совершившего названную акцию, будет наложен один баран, стоимостью в две овцы. «Войска» тиндинцев и каратинцев согласились также и по следующему вопросу: Если пресечется род султанов, происходящих из Кеди и Саситля (Къедиб ва Сасикь), то местность под названием Саситль станет принадлежать войску тиндинцев. Соответственно, местности под названием Кеди, Сильди и Гакко (Силдиб ва Гьакъоб станут, при пресечении названного султанского рода, принадлежать каратинцзм. Если одно из двух названных здесь «войск» отдалится в будущем от другого, – тиндинцы отойдут от каратинцев или наоборот, – то на войско, которое отделится и, таким образом, первым нарушит заключенное ныне соглашение, будет наложено семьдесят коров. Пойдут же последние в пользу того «войска», которое отделяться не стало. Свидетели этому: каратинский кадий Титалав, записавший эти слова – тиндинский кадий хаджий Мухаммадали, анчихский (Панчихъ) кадий Табакилав. Далее, в качестве свидетелей здесь выступили также: из числа тиндинцев – хаджи Абубакар, Мухаммад – сын Ихаку, Мухаммад, Дан-ка, Мухаммад сын Хаджиява, Анджулав и Мухаммад – сын Тлобо (Лъобо); из числа каратинцев – Маллачи, Куру, Юсуф и Курбанмухам-мад – сын Исмаила; из числа анчнхцев – Ххинтар (Хъинтар), Исмаил и Тируч; такие лица, как Мукучилав, Хатулалилав, (Мук1уч1илав ва Х1атIулг1алилав), Кади из селения Гаквари (Гьаквари), Шамхал Арчоевский (Парчу), Алил Кединский – сын Исы (Писал Палил), а также другие люди. Аллах – лучший свидетель.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.