Роковой выстрел

Автор: Ахмеднаби Ахмеднабиев. Взято с http://www.ndelo.ru/

27 апреля 2009 года майор милиции Денис Евсюков в Москве в присутствии многочисленных свидетелей из служебного пистолета расстрелял 24 человека, двое из них скончались. В последующем офицера приговорили к пожизненному тюремному заключению. Преступление получило широкую огласку, с той поры имя Евсюкова приобрело нарицательный оттенок.

Инциденты подобного характера, к глубокому прискорбию, встречаются повсеместно, в том числе и в Дагестане, но в родном крае в отличие от всей России положенное наказание до сих пор не понес ни один милиционер (полицейский), а некоторые «последователи» Евсюкова даже пошли на служебное повышение. В Дагестане стражи порядка без суда и следствия расстреливали и расстреливают людей. На них, в частности, кровь убитой беременной женщины и молодого человека, избитого до смерти только за ношение бороды. Полицейские, не имея на то никаких оснований, устраивали и устраивают облавы на мечети с последующими задержаниями и рукоприкладством.

Перечень преступлений людей в погонах можно продолжить и далее, но, действительно, никто и никак не прореагировал на акты вопиющего беззакония. Самое страшное в ситуации, что соответствующие официальные инстанции успешно замалчивают (или забалтывают) проблемы, а когда независимые СМИ пытаются их осветить, следуют демагогические заявления, что «трудную и опасную» работу полицейских, которые, дескать, в поте лица ведут борьбу со всякими «террористами и экстремистами», дискредитируют нехорошие журналисты, как будто служебная форма освобождает кого бы то ни было от уголовной и прочей ответственности. Естественно, одно ненаказанное преступление порождает цепь других, что в очередной раз получило подтверждение 16 апреля, когда в селении Карата Ахвахского района полицейский застрелил подростка. Но тут была и своя специфика, когда косвенным соучастником преступления можно считать и отдельных представителей местной власти.

Начало инцидента

16 апреля в селении Карата отмечали праздник Первой борозды. Были зарезаны жертвенные быки, проходили различные спортивные соревнования, каждого ожидал богато накрытый стол. Спиртные напитки в Карате не продаются с давних пор, так что пьяные своими выходками никому не досаждали. В районный центр прибыло и несколько сотен гостей из различных населенных пунктов, в том числе и из селения Кудияб Росо Ахвахского района.

У всех было радостное настроение, ничто не предвещало страшную трагедию. Самое активное участие в мероприятии вместе с друзьями и одноклассниками принимал и ученик 11-го класса Каратинской средней школы №1, 16-летний Имадибир Махиев, единственный сын в семье из четырех человек. Мать подростка умерла, когда он был еще ребенком, его воспитал отец. День прошел без особых эксцессов, к вечеру многие гости разъехались по домам. Махиев с другом гулял по одной части населенного пункта, другие молодые каратинцы следили за порядком в других частях.

«Обычно это делается, чтобы избежать всяких нежелательных эксцессов, — сегодня с горечью вспоминает 19-летний житель селения Карата Ахвахского района Халил Расулов. — Где-то в 11 ночи я, Зубайр Аминов и Расул Расулов выехали к окрестностям Караты. Смотрим, стоят пять чужих машин, около них 15 человек ведут разговор на высоких тонах. Звучал и отборный мат. Рядом сидели еще 4—5 человек. Подошли, чтобы узнать, в чем дело. Уже потом нам стало известно, что стояли в основном выходцы из селения Кудияб Росо, а сидели — жители селения Изано. Кудиябросинцы были намного старше нас, многие из них находились в состоянии алкогольного опьянения. Только подошел к ним Зубайр, как его сразу, ничего не говоря, в лицо ударил один из гостей. Нам потом стало известно, что это был то ли родной брат, то ли двоюродной брат полицейского ОВД Ахвахского района Заура Джалилова».

Затем на каратинцев, со слов нашего собеседника, набросились все кудиябросинцы, били ожесточенно, сильно и долго. Ребят спасло только вмешательство изанинцев, им с трудом на время удалось разнять дерущихся. Каратинцы заскочили в свой транспорт и выехали в сторону населенного пункта, за ними вдогонку устремились и пьяные гости. Транспорт остановился в центре населенного пункта.

«Смотрю, едут машины, — рассказывает учитель математики Каратинской средней школы Гаджи Газиев. — Из первой выскочили мои бывшие ученики. Все в крови и синяках, одежда порвана. Они только начали рассказывать о том, что случилось, как началась новая драка. Вдруг у меня в глазах все потемнело, я упал: оказывается, один из пьяных сильно ударил меня по голове камнем. В этот момент к месту инцидента подбежали другие молодые каратинцы, потасовка разгорелась с еще большим ожесточение. В ней участвовало примерно равное количество, но досталось уже гостям».

Вскоре прибыли и другие, более взрослые жители Караты. Они принялись разнимать дерущихся, гости стали и с ними драться. Один из них кулаком ударил главу селения Карата Маллу Шахруева прямо в лицо и, как стало известно позже, сломал ему челюсть. Разнимали дерущихся и дежурные полицейские, которые прибыли к месту инцидента. Многие из них являлись выходцами из селения Кудияб Росо, других близрасположенных населенных пунктов. Скоро драка полностью прекратилась, полицейские посадили своих пьяных земляков в автомобили и выехали с ними в сторону родного села, но по дороге их планы, видимо, изменились.

Реакция полицейских

«В тот день я дежурил на станции скорой медпомощи Ахвахской ЦРБ, — рассказывает дежурный шофер лечебного учреждения Ахмадрасул Алиев. — Время к полуночи. Дежурство вроде бы выдалось спокойное, разговариваем о том о сем. Вдруг в приемный покой зашли два пьяных посетителя. Пока их осматривал дежурный врач, в комнату буквально вломились другие пьяные люди. Из разговора стало понятно, что они — участники драки. Вели посетители себя грубо и агрессивно, скандалили со всеми. Мы позвонили в полицию, лишь после этого они более-менее успокоились. Гостей попросили выйти из приемного покоя, они неохотно послушались, но ругань не прекратили, по дороге разбросали все урны, ударами ноги разломали гипсокартон на стене. Дежурный врач сказал, что мне надо ехать за рентгенологом. Вышел, а моя «скорая помощь» заблокирована с обеих сторон автомобилями гостей. На просьбы освободить дорогу, никто не реагирует, с трудом удалось выехать. На полпути я встретил трех полицейских, которых мы вызвали по телефону. В их числе был и Заур Джалилов. Шли они неспешно, я попросил побыстрее утихомирить буянов, на что один из полицейских ответил, что все будет в порядке. Я доехал до рентгенолога, разбудил его, подождал, пока он оденется, затем выехали в сторону больницы. По пути посадил в машину тех же полицейских, которые за период моего отсутствия прошли около 300 (!) метров».

В этот момент к больнице подошли и несколько каратинцев: оказывается, в драке сломали руку Расулу Расулову. Вместе с ним пришел и Махиев. На территории больницы снова возникла словесная перепалка. Затем, когда родственник Заура Джалилова, вскочив на капот автомобиля, принялся оскорблять каратинцев, драка разгорелась вновь. И тогда впервые прозвучали выстрелы.

«Сначала пистолет вытащил один из полицейских, хотя в этом не было абсолютно никакой необходимости, — рассказывает Халил Расулов. — Он стрелял в воздух, пока не закончились патроны. Видя, что на выстрелы никто не реагирует, полицейский, засунув пистолет в кобуру, принялся разнимать дерущихся. Родственника Джалилова избивал один из каратинцев, к нему была особая злость, так как весь сыр-бор разгорелся из-за него. Заур, в свою очередь, вытащив пистолет, стал орать, что это его брат, поэтому никто не имеет права трогать его. Джалилову кто-то сказал, чтобы он убрал пистолет и немедленно забрал своего брата. Но Джалилов стал беспорядочно стрелять. Мы убеждены, что два выстрела точно были в нашу сторону. Неожиданно раздался крик, что Имадибира ранили, смотрим, он лежит, вся голова в крови. Мы его быстро подняли в хирургическое отделение, к этому времени и полицейские, и кудиябросинцы просто разбежались».

Реакция местных властей

Наличие даже факта драки должно было послужить основанием для ряда экстренных практических мер со стороны руководства района и ОВД, но ничего такого не случилось. Более того, местные жители считают, что руководство полиции и местные чиновники, по сути, занялись выгораживанием людей в погонах.

«Ко мне подошла дежурная медсестра Зульбика Абдулатыпова, — продолжает свой рассказ Алиев. — Она сказала, что главврач по телефону попросил ее с тремя пробирками для взятия крови поехать в ОВД. Мы туда поехали, Абдулатыпова скоро вернулась. Она сообщила, что начальник местной полиции Мусабек Мусакаев приказал взять кровь только у одного из полицейских, но им оказался вовсе не Заур Джалилов, который и ранил Имадибира. Также не был задержан ни один зачинщик драки, у них не была взята кровь для определения степени алкогольного опьянения».

К местным чиновникам есть и прочие претензии. «Этого и следовало ожидать, — говорит дядя пострадавшего, начальник управления культуры Ахвахского района Деньга Махиев. — Все в районе знают, что свое время Мусабек Мусакаев в пьяном состоянии открыл стрельбу по жителю селения Карата прямо в райцентре. Инцидент замяли».

В районном центре также популярно мнение, что глава района и начальник ОВД слишком увлеклись местечково-клановыми интересами. «В ОВД подавляющее большинство — земляки Мусакаева, — говорит Муслим Ризванов. — Жителей других населенных пунктов он старается не брать на работу. Теперь негативные последствия этой практики проявились в полной мере. Кто, например, в тот злополучный день, мешал тем же полицейским как минимум успокоить своих земляков, вывести их за пределы Караты? Никто. Почему полицейские открыли стрельбу, кто им угрожал? Никто. Дело в непрофессионализме. Симптоматично, что Мусакаев в день трагедии даже не соизволил явиться к родственникам Имадибира, чтобы успокоить их, принести извинения. И что в итоге? Рост напряженности, постоянные конфликты, и подросток, которому расти и расти, лежит в коматозном состоянии».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.